Рудой Александр Николаевич

Дата рождения:   12.05.1975 г.

Дата гибели:        12.02.2017 г.


Дети, воспитанные в заботе и любви, зачастую не понимают, как им повезло. Саша понимал. На любовь родителей и старшей сестры отвечал тем же. Отец Николай Романович был шахтером, его портрет передовика красовался на почетной доске в центре поселка. Матери, Людмиле Ивановне, довелось с раннего детства познать тяжелый труд доярки, затем повара, и она всегда была в передовиках.

С Сашей проблем никогда не было. Мальчик с первого класса был отличником. Любил слушать рассказы матери о дедушке Галицыне Иване Никитовиче, родившемся в 1894 году. Легендарный дед прошел три войны: 1918, 1938, 1941 годов. Был ранен, но выжил и дожил до 1976 года. Саша еще крошечным был и ничего не помнит. Но из рассказов родителей он твердо уяснил для себя, что мужчина должен быть защитником.

В 1989 году окончив школу № 10 в Контарном, без экзаменов поступил в горный техникум, где тоже показал высокие знания. Спустя два года обучения внезапно заболел отец, проработавший в шахте 42 года. Необходимы были лекарства. Саша принимает решение оставить учебу и пойти работать на шахту.

В 1993 году его призвали в армию, в Одесскую область, город Катовск. 8 месяцев в школе курсантов, затем перевод в Мукачево, в Закарпатье. В звании старшего сержанта танковых войск вернулся домой.

После армии были и государственные шахты, и частные копанки, и стройки. Где только не приходилось искать работу, чтобы прокормить свою семью и больную мать. Отец умер рано, и молодой человек решил, что теперь главной его обязанностью будет помощь матери. Живя в Донецке с Александрой и двумя детьми, всегда помнил о матери.

Когда войска ВСУ пошли танками на Славянск, Александр сказал дома, что отсиживаться не будет – его место там, где враг рвется в город. «Я танкист. Я нужен там. Как я буду смотреть в глаза матерям, у которых погибли сыновья?», — сказал он и ушел в ополчение. После кратковременной подготовки был назначен командиром танковой бригады.

Принимал участие в обороне Еленовки, Волновахи, Широкино, был под Мариуполем, в Докучаевске, пос. Ясное.

« Не будет здесь бандеровщины. Дойду до Львова. Но первым делом в Черкассы к родным, которые нас не признают. Мы победим. Я буду жить», — написал в своем дневнике «Шурик».

Часто успокаивал мать словами: «Слышишь мой голос? Я живой». Людмила Ивановна слышала, верила и по-матерински молилась. Она верила, что сын будет жить. Иначе и быть не могло.

Когда враг подошел к Шахтерску, многие побросали дома и уехали в более безопасные места. Людмила Ивановна осталась дома. Она должна была дождаться сына. Жила в квартире, а в дом своего отца поселила семью земляков из Черкасс. Не знала она, что поселила под крышу родного дома людей, яростно ненавидящих всё русское.

— Через поселок шла колонна боевой украинской техники, волнуется женщина. — 125 единиц насчитала, потом 135. Выстроились на холме над Ольховчиком и начали бомбить город. Мой дом пострадал первым. Сгорела почти вся улица. Говорят, это было сделано по наводке, но кто знает правду? Фашисты уничтожали всё. Всё, что за 50 лет наработала и нажила – сгорело. Осталась в одних галошах и с документами. Переночевала в подвале, а к утру волонтеры эвакуировали в Енакиево. Ни денег, ни еды. Всё сгорело.

— Это было воскресенье, рассказывает Людмила Ивановна. – Сын никогда не жаловался на службу, не рассказывал о трудностях. А в тот раз в его голосе я почувствовала тревогу. Испугалась и заплакала. Зачем я заплакала? Он положил трубку…

Через время позвонили ребята и сказали, что Александр Рудой погиб.

На похороны приехали более пятидесяти человек. Благодарили мать за воспитание настоящего человека. Рассказали, что называли боевого товарища «Синяя птица» — так ловко он управлял танком. Что «Шурик» был в разведке в поселке Ясное. Во время обстрела он только успел сообщить своим, что выходит на позицию и толкнуть в окоп напарника.

Осколочные ранения головы и шеи были несовместимы с жизнью.

Похоронен Александр Рудой в Моспино на военном кладбище «Капитальная-6» , на Аллее Славы.

Боевые награды, полученные при жизни:

Георгиевский крест Донецкой Народной Республики — в 2016 году,

медаль «За службу в танковых войсках» — в 2015.

Людмила Ивановна бережно хранит и часто перечитывает дневник сына:

«Здравствуй, мама. Не волнуйся. Мне предстоит тяжелый бой. Я командир. Мне доверило командование разбить врага и уберечь экипаж. Мама, я люблю тебя. Прости за все. Рудой. 12.02.2017 год, 13:00»

Через 4 часа Рудой погиб…

 

Ирина Горбань

© 2018 - 2019 Помни Донбасс 

Введите данные:

Forgot your details?